<< Главная страница

ТРУДНОЕ РЕШЕНИЕ




Мастерская располагалась в сарае с дровами. Клинт работал за верстаком и разговаривал с Бастером:
- Сегодня суббота, а мы сидим дома. Кто виноват, по-твоему?
Но Бастер не желал догадываться, кто виноват; он хотел купаться.
- Ты уже купался сегодня утром, - напомнил ему Клинт, - и скоро снова пойдешь. Лучше скажи, что ты станешь делать, пока я в школе. Будешь сидеть взаперти в сарае пять дней в неделю?
Бастер задумался, а Клинт, приладив очередную заклепку к сбруе, которую он мастерил, зажал ее в тисках, а потом молотком расплющил. Бастер снова коротко тявкнул.
- После рождественских каникул мы решили предоставить тебе еще одну возможность. А ты что сделал?
"Ур-р! Ур-р!"
- Я тебе скажу, что ты сделал. Ты пошел на пастбище и высосал все молоко у Джуны. А потом явился в гавань и утащил у Карла Ларсена большого лосося. Хорошо ты поступил?
При слове "лосось" Бастер энергично закивал головой.
- И он стрелял в тебя! Тебя могли убить. Бастеру нечего было возразить.
- Поэтому мы были вынуждены ради спасения твоей же жизни запереть тебя в сарае.
Клинт расплющил еще одну заклепку и посмотрел на висевший на гвозде над верстаком ошейник, украшенный медными кнопками.
- На собственные деньги я купил тебе красивый ошейник, чтобы ты хоть на привязи, но мог быть во дворе, пока меня нет дома. А ты что натворил?
Тюлень сделал вид, что не помнит.
- Как только я ушел, ты тотчас вылез из ошейника - вот что! Голова у тебя вытянутая, и тебе что из ошейника вылезть, что из воды.
При слове "вода" Бастер поднялся на задние ласты и стал показывать на дверь.
- Когда с тобой случилось несчастье, - продолжал Клинт, - ты себя вел хорошо, потому что один ласт у тебя был привязан. В этой сбруе ласты у тебя будут свободны, поэтому, пожалуйста, не придумывай, как из нее вылезти. Будешь вести себя как следует, сможешь проводить на дворе целые дни.
"Ур-р! Ур-р!"
Бастер хотел бы сейчас же очутиться на дворе.
- Потерпи, я постараюсь управиться побыстрей, и ты еще до обеда успеешь выкупаться.
Но сбруя еще не была закончена, когда пришел отец и сказал, что обед готов.
Отец осмотрел сбрую.
- Такая и быка удержит, - похвалил он.
Он подождал, пока Клинт приладит все заклепки.
- Ну вот. - Клинт положил молоток. - Пойдем, Бастер, опробуешь ее, пока мы будем обедать.
Бастер охотно вышел вместе с ними из сарая. С меньшей охотой позволил надеть на себя сбрую и застегнуть ремни на спине.
- Подтяни потуже, - посоветовал отец. - Если он вылезет из этой сбруи, то его вообще ничем не удержишь.
Клинту казалось, что ремни слишком тугие, но, в конце концов, решил он, потом их можно ослабить. Так все-таки лучше, чем когда Бастер исчезает, а ты сидишь и ждешь беды.
К сбруе на спине прикрепили длинную веревку, другой конец ее, с кольцом, надет был на проволоку, на которой обычно сушилось белье.
- Вот и все, Бастер. Теперь будешь бегать по двору взад и вперед, как троллейбус по проводам. Веди себя хорошо, тогда сразу после обеда пойдем купаться.
- Надеюсь, он не убежит, - сказал Отец. - А теперь скорее, пока мама не вышла за нами.
Но мама уже вышла на крыльцо и звала их:
- Обед давно готов и уже остыл. Не знаю, право, кто из вас ведет себя хуже!
- Мы только что закончили работу, - ответил Клинт. - Теперь Бастер может целый день быть во дворе, и ничего с ним не случится. Они уселись за стол, отец явно был в хорошем настроении.
- Работа сделана, и забудем о ней, - заявил он. - Лучше займемся чем-нибудь другим.
И Клинту было радостно, пока на крыльце что-то не зазвенело, не зашумело и не зашуршало, а потом за окном появилась смешная усатая морда Бастера, который ластами держался за подоконник.
- Вылез все-таки! - констатировал отец. - Что поделаешь, к новой сбруе сразу не привыкнешь.
А Клинт уже думал о том, что еще следует приладить к сбруе, чтобы Бастер из нее не вылез, но он пока ничего не сказал. Мама же размышляла о том, что на эту сбрую и так ушло много времени, а теперь Клинт провозится над ней еще добрых три часа.
Весь остаток дня ушел на эту работу, причем время от времени ему помогал отец. Они добавили еще несколько петель вокруг ластов Бастера, и теперь казалось невероятным, чтобы он вылез из сбруи без посторонней помощи.
Утро застало Бастера в сбруе, он с мрачным видом сидел на заднем крыльце. Клинт приласкал его и отпустил купаться.
- Я знаю, приятель, тебе это оснащение не по душе, но ведь это для спасения твоей же жизни. Я поставлю тебе во дворе ванну с водой. Сиди в ней сколько захочешь, пока я в школе.
Настоящая проверка сбруи произошла в понедельник, когда Клинт на весь день ушел в школу. Бастер не сумел из нее выбраться. В последующие дни Клинт уже меньше беспокоился. Но его мучили угрызения совести, когда он, возвращаясь, входил во двор и видел Бастера в цинковой ванне. Как часовой на посту, тот сидел в ожидании, когда его друг придет и освободит его на несколько часов. Ведь тюлени живут на свободе весь свой век.
В пятницу, спускаясь с холма от остановки автобуса, Клинт с радостью думал о том, что впереди два свободных дня, которые он проведет с Бастером, а до конца школьных занятий осталось всего девять недель. Девять недель, а там и лето, они будут купаться, ходить на ялике в экспедиции... Разумеется, если до той поры ничего не случится.
Со склона холма Клинту была видна ванна и привязь, свисающая с проволоки возле сарая с дровами. Но Бастера не было видно. Может, он в сарае, хотя это не очень похоже на него - он обычно сидел в ванне. А вдруг он запутался на привязи и удушился?
Последние пятьдесят ярдов Клинт не шел, а бежал. Он с размаху влетел в сарай и увидел, что сбруя висит пустая. Все ремни были застегнуты, как положено, но Бастер, словно дух, испарился. Дома мама разговаривала с кем-то по телефону. Она говорила чересчур вежливо, значит, с человеком, которого она плохо знала: просила заходить, когда этот человек будет рядом, и обещала сама сделать то же самое.
Клинт подождал, пока мама повесит трубку.
- Бастер опять убежал. Вылез из своей сбруи.
- Как будто я не знаю! - вздохнула мама. - И должно же это было случиться нынче утром, когда я занялась уборкой! Сначала мне позвонил мистер Росс, который живет ближе к городу. Он выгнал Бастера со своего пастбища - тот опять доил его корову. А сейчас я говорила с миссис Бейер. Мы с ней даже не знакомы.
- Она живет в новом доме в южной стороне от гавани, - пояснил Клинт. - Они переехали из города. А что она сказала?
- Она страшно напугана. Она сидела в гостиной, слушала пластинки, когда за окном появилось "морское чудовище"; оно цеплялось ластами за подоконник и раскачивалось в такт музыке.
- Он еще там, мама?
- Нет. Пластинка крутилась, пока она звонила в Общество охраны природы, и там кто-то сказал ей, что у нас есть ручной тюлень. Поэтому она позвонила сюда, но когда пластинка кончилась, Бастер убежал.
И чего было поднимать такую панику? Просто Бастер любит музыку и пользуется случаем ее послушать.
- Пойду его поищу, - сказал Клинт. - Постараюсь, чтобы он больше не ушел.
Но искать Бастера не пришлось. Как только Клинт дошел до берега, из воды футах в пятидесяти от причала появилась голова тюленя. Он вылез до плеч и начал бойко кивать, зовя Клинта в море. Затем он нырнул и появился на мелководье, почти у самых ног Клинта. Он вышел из воды сияя, в превосходном настроении. У Клинта не хватило сил упрекнуть его за те, что он вызвал такую суматоху.
Пока Клинт возился по хозяйству, Бастер с самым преданным видом ходил за ним по пятам. Но во время дойки коров Клинт запер его в сарае: Бастер и так знал об этом деле больше, чем следовало. Отец смеялся, когда ему рассказали о приключениях Бастера. Потом, став серьезным, он сказал:
- Помни, Клинт: если тюлень начнет по-настоящему безобразничать, тебе придется расстаться с ним. У Клинта упало сердце.
- Но он же никому не причинил вреда, папа! Я привяжу его так, что он не сможет уйти. Прошу тебя... У отца был смущенный вид.
- Ты, наверное, готов приковать его цепями или выстроить для него тюрьму, только бы он не мог вырваться и порезвиться на свободе.
Клинту стало стыдно.
- Пусть Бастер резвится, когда я дома. И осталось всего девять недель до конца занятий...
Больше отец ничего не сказал. На следующий день, когда он вернулся домой с лесосплава, Клинт и Бастер играли и возились у причала. Они уже наловили достаточно рыбы, и теперь тюлень сидел в воде, на лету хватая куски камбалы, которые бросал ему Клинт. Отец вылез на берег и, пристроившись на носу лодки, глядел на них.
Клинт стоял от Бастера в тридцати футах, но Бастер, который, как змея, мог вертеть головой во все стороны и обладал отличной реакцией, ни разу не промахнулся. Он весь изгибался, если кусок летел низко, кидался из стороны в сторону и вытягивался вверх - казалось даже, что куски рыбы летят слишком медленно и он не может промахнуться.
- Из него вышел бы прекрасный вратарь, - заметил отец. - У меня бы и то лучше не получилось.
- Держу пари, что ты так не сумеешь! - крикнул в ответ Клинт и метнул кусок рыбы в сторону лодки.
Что-то стукнуло, когда отец поднял ногу: рыба шмякнулась о подошву и так и осталась висеть на острых шипах.
- Ну как?
- Во всяком случае, не лучше.
- Еще чего! Бастер может ловить ногой?
Они еще некоторое время спорили, потом отец сказал:
- Иди-ка сюда, сынок, сядь рядом.
Как только Клинт сел на корме возле отца, Бастер вылез из воды и улегся у ног Клинта.

Голубые глаза отца смотрели участливо, вопросительно и немного виновато.
- Ты сильный, Клинт?
- Не очень.
Отец улыбнулся.
- Значит, ты такой же, как и все мы. Но ты должен постараться быть сильным.
Клинт тоже улыбнулся, но ему стало тревожно.
- Сильным для чего, папа?
- Для того, чтобы поступить так, как следует поступать, а не ждать, пока тебя заставят это сделать.
- А именно?
- Расстаться с Бастером, - не спеша ответил отец.
- Нет! Ни за что! Бастер - мой друг, и он никому не причинил вреда. Велика беда, что он подоил корову Россов! Я заплачу за молоко из своих денег. И он ничем не обидел миссис Бейер, только послушал ее пластинки. Если она никогда не видела тюленей, никто в этом не виноват. Нельзя быть такой невеждой! А я позабочусь о том, чтобы Бастер никуда не смог больше уйти.
Отец улыбнулся:
- Не горячись, сынок. Бастер действительно не сделал ничего плохого. Он просто вел себя, как и подобает тюленю. Самая большая опасность исходит от тебя самого.
- Я сделал все, что мог, - возразил Клинт. - Я старался изо всех сил...
- Разумеется, Клинт, ты отлично вырастил его. Ты ухаживал за ним, когда он был ранен. Я был тогда уверен, что он не выживет, а ты его вылечил. Ты его вырастил, но теперь ты можешь только навредить ему, если, конечно, но отпустишь его на свободу, чтобы он стал настоящим тюленем.
Клинт проглотил подступивший к горлу комок.
- Но он все равно вернется домой, папа. А если предоставить ему полную свободу, то его через неделю убьют.
- А если выбрать безлюдное место, где ему будет по-настоящему хорошо?
- У нас на канале кругом живут, - возразил Клинт.
- Послушай меня, сынок: сегодня в гавани я говорил с капитаном Йохансеном. Завтра он уходит на Аляску. Он может взять с собой Бастера и выпустить его в таком месте, где ему будет хорошо. Клинт снова проглотил комок.
- Не думаю, что капитан Йохансен захочет взять с собой какого-то тюленя.
- Я говорил с ним, он сказал, что готов это сделать.
Клинт почувствовал, что ловушка захлопнулась.
- Ты хочешь сказать, что вы уже обо всем договорились?
- Если ты согласен, сынок. Я хочу, чтобы ты сам решил. Клинт ничего не ответил, поэтому отец продолжал:
- На побережье Британской Колумбии есть места, где и я бы не возражал быть выпущенным на свободу. Например, Гарднер-Саунд. Между Внутренним проходом и океаном есть три островных банки, а со стороны континента - большие бухты, похожие на спицы колеса. Некоторые из этих бухт врезаются в Канадские горы на сотни миль - самые что ни на есть красивые места. Там никто не живет, и в этих бухтах за целый год не увидишь и лодки.
Клинт слушал, и ему казалось, что каким-то чудом он снова оказался в мире мужчин, а отец продолжал:
- Вот выстроим наше судно и пойдем на Аляску, и обязательно зайдем в Гарднер-Саунд.
- Значит, мы снова встретим Бастера?
- Конечно, - ответил отец. - Мы проведем там целую неделю, а то и месяц... Чтобы обойти все эти каналы и бухты, которые врезаются глубоко в горы, потребуется целое лето...
Клинт слушал и гладил Бастера по голове. Не так уж страшно, если Бастер очутится в этой удивительной стране, где хотелось побывать и ему с отцом. Там они, когда поедут, встретят Бастера.
По дороге домой - Бастер ковылял рядом с ними - Клинт сказал:
- Папа, если капитан Йохансен обещает выпустить Бастера в Гарднер-Саунде, пусть возьмет его.


далее: РЫБА-СВЕЧА >>
назад: СКАЛА <<

Арчи Бинз. Бастер, ко мне!
   АРЧИ БИНЗ
   ВСТРЕЧА НА БЕРЕГУ
   ДОМА
   БАСТЕР УЧИТСЯ
   БАСТЕР-ТРУС
   ВОЗВРАЩЕНИЕ В МОРЕ
   МИР МУЖЧИН
   ДЕЛЬФИНЫ-КАСАТКИ
   НЕСЧАСТЬЕ
   СКАЛА
   ТРУДНОЕ РЕШЕНИЕ
   РЫБА-СВЕЧА
   МОРДА В ОКНЕ
   ПОСЛЕДНЯЯ КАПЛЯ
   НА БРПВНАХ
   ИСЧЕЗАЮЩИЙ ЗАЛИВ
   КОНЕЦ ЛЕТА
   МАЛЕНЬКОЕ МОРЕ


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация